Get Adobe Flash player


ВЕЛИКИЕ ИНВАЛИДЫ ПЛАНЕТЫ

Юлия Жадовская

Юлия Жадовская

Юлия Валериановна Жадовская родилась 29 июня (11 июля) 1824 г. в селе Субботине Любимского уезда Ярославской губернии в семье чиновника по особым  поручениям при ярославском губернаторе.  Девочка родилась с плохим зрением, без левой руки, на короткой  правой было всего три пальца. На четвертом году она осталась еще и  сиротой. Овдовевший отец отдал ее на воспитание в село Панфилово Буйского  уезда Костромской губернии к бабушке Н.Л. Готовцевой, которая очень  полюбила внучку и создала хорошие условия для ее развития. С трех лет девочка научилась читать, а с пяти лет книги стали настоящим ее увлечением. "Она поглощала все то, что заключала в себе небольшая  библиотека бабушки, - рассказывает ее брат Л.В. Жадовский в своих  воспоминаниях. - Так росла она, пользуясь деревенской полной свободой, на лоне природы, под благотворным влиянием которой складывался характер девушки, мечтательный, вдумчивый, терпеливый". Для получения образования тринадцатилетнюю девочку отправили в Кострому к тетке А.И. Готовцевой-Корниловой, которая сама писала стихи, печатала их в "Сыне Отечества", "Московском телеграфе", "Галатее".

А.И. Готовцева очень серьезно отнеслась к воспитанию племянницы, обучала ее французскому языку, истории, географии и знакомила с русской и зарубежной литературой. Через год она определила племянницу в пансион Прево-де-Люмен. Здесь девушка с увлечением занималась русским языком, литературой под руководством учителя А.Ф.Акатова, но, в целом, преподавание в пансионе ее не удовлетворяло, о чем она и сообщила своему отцу.

Отец вызвал дочь в Ярославль, пригласил в качестве домашнего учителя молодого, талантливого преподавателя ярославской гимназии Л.М.Перевлесского, который и сам увлекался литературой. Он был доволен успехами своей ученицы,  особенно по сочинениям, и по его совету она тайно от отца начала писать стихи. Некоторые первые опыты были неудачными, но среди них было и стихотворение "Лучший перл таится", которое позже высоко оценил Добролюбов. Тайно от ученицы Перевлесский отправил в Москву ее стихотворение "Водяной", которое в 1844 г. было напечатано в "Москвитянине".

Молодые люди, объединенные общими интересами и увлечениями, полюбили друг друга. Но когда они заявили о своем желании пожениться, грубый и деспотичный отец и слышать не захотел о браке своей дочери с сыном рязанского дьячка. Он принял меры, чтобы Перевлесский был переведен в Москву, и впоследствии тот стал профессором Александровского (бывшего Царскосельского) лицея, опубликовал рад интересных работ по русской литературе.

А Юлия Валериановна, примирившаяся с суровым решением отца, на всю жизнь осталась со своими воспоминаниями о большой и несчастной любви. Много горя и душевных страданий выпало на долю молодой девушки. Но ни слабое здоровье, ни деспотизм отца, ни трагедия несостоявшейся любви не сломили воли к жизни и творчеству этой прекрасной русской женщины. В письме к Ю.Н. Бартеневу она писала: "Дай бог всякой женщине выбиться из-под гнета сердечных страданий, несчастий, неудач и горя, не утратя сил и бодрости духа. Любовь для женщины, особенно первая (а первой я называю и последнюю, то есть ту, которая всех сильней), есть проба сил и сердца. Только после такой любви формируется характер женщины, крепнет воля, является опытность и способность размышлять".

Чтобы заглушить боль утраты и сгладить одиночество, Юлия Валериановна взяла на воспитание сироту, двоюродную сестру А.Л. Готовцеву. Отец, узнавший о таланте дочери, чтобы несколько искупить вину перед ней, личное счастье которой он так грубо разрушил, стал способствовать ее  поэтическим занятиям, выписывать все, что появлялось тогда значительного в  литературе, а потом, несмотря на ограниченные средства, повез в Москву и Петербург, где она познакомилась с Тургеневым, Вяземским, Аксаковым,  Погодиным и другими известными писателями.

Ее стихи стали печататься в "Москвитянине", "Русском Вестнике",  "Библиотеке для чтения". В 1846 г. в Петербурге вышел первый сборник ее  стихотворений, благосклонно встреченный читателями и критикой. Белинский в  статье "Взгляд на русскую литературу 1846 года", отмечая бесспорный  поэтический талант поэтессы, выражал сожаление, что источник вдохновения  этого таланта не жизнь, а мечта. Великий критик, указывая истинный путь творчества, писал: "Нужно слишком много смелости и героизма, чтобы женщина, таким образом отстраненная или отстранившаяся от общества, не заключилась в ограниченный круг мечтаний, но ринулась бы в жизнь для борьбы с нею". Суровая критика Белинского имела очень большое значение для дальнейшего идейного и творческого развития Жадовской. Ее творчество приобретает гражданский, социальный характер.

При активном участии поэтессы в Ярославле в 1849 и 1850 годах выходят Ярославские литературные сборники. Ее глубоко волнует положение крестьян,  и она пишет профессору И.Н. Шиплю: "Отчего так долго тянется крестьянский  вопрос и будет ли конец? Будет ли конец этой истоме, этому лихорадочному  ожиданию бедных людей?"

В 1858 г. выходит второй сборник ее стихотворений,  встреченный похвальными рецензиями Добролюбова и Писарева. Указывая на недостатки и отмечая достоинства, Добролюбов писал: "Ее сердце, ее ум действительно наполнены горькими думами, которых не хочет или не умеет  разделять современное общество. Ее стремления, ее требования слишком  обширны и высоки, и немудрено, что многие бегут от поэтического призыва  души, страдающей не только за себя, но и за других". Он делал решительный,  определенный вывод: "Но мы, нимало не задумываясь, решаемся причислить эту  книжку стихотворений к лучшим явлениям нашей поэтической литературы  последнего времени". А Писарев утверждал, что в ее стихах отразилась мягкая нежная душа женщины, которая понимает несовершенство жизни, что многие из ее стихотворений стоят наряду с лучшими созданиями русской поэзии.

Жадовская - чуткий и задушевный лирик. "Я не сочиняю стихи, - писала она, - а выбрасываю на бумагу, потому что эти образы, эти мысли не дают мне покоя, преследуют и мучают меня до тех пор, пока я не отвяжусь от них, перенеся их на бумагу". В ее стихах чувствуется сознание общности своей женской доли с судьбами многих русских женщин, обусловленными всем образом жизни того времени.

Многие стихи Жадовской были положены на музыку и стали популярными романсами ("Ты скоро меня позабудешь" Глинки, "Я все еще его, безумная, люблю" Даргомыжского, "Я плачу", "Сила звуков" и другие), а стихотворение "Я люблю смотреть в ясну ноченьку" стало народной песней.

Особое место в творчестве Жадовской занимают малоизученные ее прозаические произведения, такие как "Простой случай",  "Записки Гульпинской Авдотьи Степановны", "Неумышленное зло", Ни тьма, ни свет", "Не принятая жертва", "Сила  прошедшего",  "Отсталая" и другие. Ее повести и романы пользовались большой популярностью среди читателей. Писательница получала много взволнованных и  похвальных писем от своих почитателей. А Добролюбов  заметил: "В последнее время г-жа Жадовская обратила на себя внимание публики замечательным романом "В стороне от большого света".

Проза Жадовской носит автобиографический характер. Все, о чем она пишет,  близко ей, знакомо до мелочей, пережито и перечувствовано. В них она ставит глубокие социальные проблемы, создает оригинальные образы новых, передовых людей, которые не покоряются судьбе, а отстаивают свои права на независимость и на борьбу за облегчение участи трудового народа.  Романом Жадовской "Женская история" еще в рукописи заинтересовался  Достоевский, и в 1861 г. опубликовал его в своем журнале "Время".

Юлия Валериановна считала, что кроме книжной, так сказать, идеальной любви к народу, не мешает выражать ее практически, хотя бы только при помощи одной книги, самой легкой и вместе с тем самой трудной: русского букваря. В поэзии Жадовской все сильнее звучат гражданские мотивы. В своем поэтическом памятнике-стихотворении "Нет, никогда" - поэтесса гордо заявляет:

Пред тем, что я всегда глубоко презирала,

Пред чем, порой, дрожат достойные - увы!

Пред знатью гордою, пред роскошью нахала

Я не склоню свободной головы.

Пройду своим путем, хоть горестно, но честно,

Любя свою страну, любя родной народ;

И, может быть, к моей могиле неизвестной

Бедняк иль друг со вздохом подойдет...

 

В последние годы жизни Жадовская отошла от активной творческой  деятельности. Когда у друга семьи, ярославского доктора К.И. Севена умерла жена, Жадовская пожертвовала собой ради благополучия других, вышла за него замуж, чтобы воспитать осиротевших детей и окружить заботой и вниманием старого доктора. Кроме того, в течение пяти лет она ухаживала за тяжело больным отцом. Вскоре после смерти отца заболел и умер муж, оставив на ее попечение большую семью. А в последние годы значительно ухудшилось ее зрение. Все это мало способствовало плодотворной творческой деятельности. Последние годы она жила в небольшой усадьбе, в селе Толстикове Буйского уезда Костромской губернии.

Жадовская всю свою жизнь страстно желала дождаться "утра мира, когда заря  с зарей сойдется", но... Она умерла 28 июля (9 августа) 1883 года. Ее лира, может быть,  и не достигла тех высот, на которые поднялась зовущая муза ее современника, поэта труда и борьбы А.Н.Некрасова, но имя Жадовской и лучшие ее стихи сохраняются в памяти искренних любителей и ценителей поэзии.

В публикации использованы

материалы электронной библиотеки

Сергея Белоусенко

 
Еще статьи...
Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер