Get Adobe Flash player


Виктор Борисов-Мусатов

Виктор Борисов-Мусатов

Виктор Борисов-Мусатов родился 2 апреля (14 апреля по новому стилю) 1870 года в Саратове. Его отец, Эльпидифор Борисович Мусатов, служил на железной дороге.  В трехлетнем возрасте мальчик неудачно упал и повредил позвоночник, у него появился горб. Впоследствии возник незатухающий процесс, который привел к явлениям костного туберкулеза, и из-за этого он вынужден был постоянно находиться в ожидании боли, в ожидании болезни. Нередко болезнь обострялась, мешая ему осуществить задуманное.

Рисовать Виктор начал лет с шести. Родители с пониманием отнеслись к увлечению сына. «Около Саратова,– вспоминал художник впоследствии,– на Волге есть остров. Этот остров называется Зеленым. В детстве он был для меня чуть ли не «таинственный остров». Я знал только один ближайший его берег. Он был пустынен, и я любил его за это. Там никто не мешал мне делать первые робкие опыты с палитрой». Пустынным был не только берег, довольно «пустынной», несмотря на отмечаемую всеми мемуаристами живость и общительность характера, была и жизнь мальчика-инвалида. Судьба  сделала его мечтателем, но мечтателем плодотворным, который сначала внимательно смотрит внутрь себя, а потом – не менее внимательно – на окружающий мир. Он мог взглянуть и обнаружить вокруг то, чего никто не замечал.

Одиннадцатилетним подростком он поступил в Саратовское реальное училище. Там ему повезло с учителями рисования – особенно с недавним выпускником петербургской Академии В. Коноваловым, который сразу же заметил необыкновенные способности Мусатова и подвигнул его к серьезным занятиям живописью. Именно в домашней студии Коновалова юный художник познакомился с современным изобразительным искусством и получил первые по-настоящему профессиональные уроки. В самом училище Мусатов долго не задержался; уже в 1884 году он покинул его. Следующие его шесть лет саратовской жизни внешне достаточно однообразны, но при этом полны важной внутренней работы самоопределения.

В 1890 году молодой человек отправился в Москву, где поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Но уже через год он был в Петербурге, в Академии, которую посещал в качестве вольнослушателя. Именно тогда появилась двойная фамилия – «Борисов-Мусатов» (по отчеству отца).  Однако после перенесенной в 1893 году хирургической операции врачи сочли местный климат для него губительным, и молодой художник вернулся в Москву, правда, опять ненадолго. В 1895 году Борисов-Мусатов, съездив летом в Крым и на Кавказ, отправился в Париж. Следующие три года художник провел в мировой «столице живописи», изучая работы старых мастеров в парижских музеях и жадно впитывая идеи нового искусства.

В 1898 году он вновь попал в больницу, снова подвергся операции и был вынужден долго лечиться. Ему физически очень тяжело было просто работать. Борисов-Мусатов вернулся в Россию и поселился в Саратове. С этого времени его картины, звучащие эхом XVIII века, нашли своих первых ценителей. Художник, вступив в 1899 году в Московское товарищество художников и быстро заняв в нем лидерские позиции, активно участвовал в художественной жизни. Отдаленность Саратова от центров культурной жизни мешала ему, и в 1903 году Борисов-Мусатов перебрался поближе к Москве, в Подольск. К моменту переезда он уже обзавелся семьей, женившись на художнице Елене Александровой, бывшей сокурснице по московскому училищу. В том же году он стал членом Союза русских художников.

Известность живописца росла: в 1902 году его «Гобелен» получил поощрительную премию на IX выставке Московского товарищества художников, а «Водоем», показанный  на X выставке, был единодушно признан выдающимся достижением мастера. Он  интенсивно общался и с литераторами. Большинство мемуарных свидетельств о художнике относятся именно к этому периоду его жизни. «Маленький, горбатый, с худощавым белым лицом, со светлыми волосами ежиком, с небольшой бородкой, он был трогателен, мил и сердечен»,– вспоминал Грабарь, близко друживший с художником. «Тончайшим и нежным горбуном» назвал Борисова-Мусатова Андрей Белый. Для писателя, в чьих книгах появился образ горбуна, доктора-интеллигента, Борисов-Мусатов стал «побудителем». В 1904 году с успехом прошла персональная выставка художника в Германии (Гамбург, Мюнхен, Дрезден, Берлин), а в 1905 году он показал свои картины в парижском Салоне, после чего его приняли во французское Общество изящных искусств. Зарождалось мировое признание. 
Между тем жил Борисов-Мусатов со своей семьей (на исходе 1904 года у него родилась дочь) довольно скудно: дохода ему его картины практически не приносили. В марте 1905 года он вновь переехал, на этот раз в Тарусу, поселившись на даче профессора Цветаева, отца великой поэтессы. Последние месяцы жизни были ознаменованы всплеском творческой активности. Вокруг все «трещало по швам»: Россия терпела фиаско в войне с Японией, набирала силу первая русская революция, все громче говорили о конституции, но художник жил в ином мире. «Сижу в Тарусе,– писал он А. Бенуа.– В глуши. На пустынном берегу Оки. Живу в мире грез и фантазий среди березовых рощ, задремавших в глубоком сне осенних туманов. Я создал свою жизнь...» Он писал «Реквием», который остался неоконченным. К туберкулезу позвоночника добавилась болезнь почек. Ранним утром 26 октября (8 ноября по новому стилю) 1905 года Борисов-Мусатов умер. Его похоронили на высоком берегу Оки.

«Он умер, оставив нам тихие образы, и над его величавыми созданиями тихо несётся время… но они остаются. У времени и у них одно общее – вечность»,  – написал в своей книге, вышедшей на следующий год после смерти художника, его верный друг и первый биограф Владимир Станюкович. В этих словах заключено одно из стремлений Борисова-Мусатова: остановить время, сделать прекрасные мгновения длящимися вечно.

 

Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер